История о том, как и зачем подбрасывают наркотики, или поможет ли полиграф против фальсификации доказательств. Если Вы читаете средства массовой информации, то, наверное, знаете о деле  журналиста Ивана Голунова, которому сотрудники полиции якобы подбросили наркотики. Как там на самом деле развивалась ситуация с Голуновым, нам не известно (и навряд ли мы когда-нибудь узнаем правду), но в моей практике был похожий случай, о котором и хочу здесь рассказать. Итак. Ко мне обратилась мать одного молодого человека (назовем его Л.), которого задержали сотрудники в то время еще действующего управления по борьбе с организованной преступностью за хранение наркотика (героина)с просьбой осуществить защиту сына на предварительном следствии, а если будет нужно, то и в суде. По сведениям оперативных сотрудников, молодой человек имел статус «смотрящего». Во всяком случае, так значилось в справке-меморандуме, представленной в суд следователем, который ходатайствовал об избрании моему подзащитному меры пресечения в виде заключения под стражей. По мнению следователя, это обстоятельство являлось чуть ли не главным основанием необходимости его содержания в следственном изоляторе. Поскольку другие законные основания  для избрания меры пресечения были достаточно «хлипкими», судья, рассматривавший ходатайство следователя отказал в его удовлетворении, и фигуранту данной истории была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде (что, впрочем, по наркоделам бывает достаточно редко). Ситуация с самого начала развивалась так.  По всей видимости, перед оперативными сотрудниками вышеозначенной правоохранительной службы поставили задачу разобщать преступные группировки, членом которой, по их мнению, являлся мой подзащитный (кстати, «по секрету» скажу, что эта версия потом подтвердилась в моей приватной беседе с самими оперативными сотрудниками, занимавшимися разработкой Л. и его «сотоварищей»). По устоявшейся «схеме» они подбрасывали – кому наркотики, кому патроны, а кому и гранаты. Доказать же это не было никакой возможности. Читайте также:  Когда наказание в виде лишения свободы возможно заменить на другие виды наказаний Л. для начала был доставлен в здание РУБОП, где с ним несколько часов «по душам» беседовали  оперативные сотрудники. После этого, не получив от него никакой полезной для них информации, сотрудники (тогда еще милиции) доставили  в здание ГСУ (следственного управления), где следователь формально его допросил «ни о чем» и отпустил «восвояси». Как только наш герой вышел на улицу, радуясь свободе, и спуститься со ступенек крыльца, как тут же на него навалились четверо молодых человека в гражданском обмундировании, повалили его на землю , одели наручники, а также мешок на голову, усадили в автомобиль и доставили в отдел полиции. При этом,  с его слов, когда он лежал на земле, кто-то из «нападавших» сунул ему в карман брюк какой-то «целлофановый» пакет. В отделе полиции в присутствии понятых этот пакет из кармана был извлечен. Оказалось, что в нем находился светлый порошок, и, как оказалось впоследствии этот порошок был ничем иным, как наркотическим средством «героин». А масса этого вещества была более 3 граммов. В данном случае обвиняемому «крупно повезло» с тем, что судья не решился заключать его под стражу. Мы решили незамедлительно воспользоваться этим обстоятельством. Как в то время среди ученых и практиков активно осуждался вопрос о возможности использования полиграфа («детектора лжи») в уголовном процессе (помнится, я и сам где-то опубликовал научную статью по этой теме). И вот я решил проверить такую возможность в конкретном деле. Поскольку УПК РФ разрешает адвокату-защитнику собирать и представлять доказательства, в том числе, и заключение эксперта (ст.74, 80), а также привлекать специалиста для оказания помощи (ст. 53, 58 ), я обратился  за помощью к одному полиграфологу, работавшему  в «школе охранников», с просьбой провести психофизиологическое обследование  Л. (опрос на полиграфе). Читайте также:  Не гуляйте с собакой без намордника! Поскольку, в материалах дела имелись рапорты оперативных сотрудников, из которых значилось, что задержание Л. осуществлялось двумя сотрудниками возле одного из торговых центров, а сам обвиняемый утверждал, что его, как отмечено выше, задерживали четыре человека возле здания следственного управления, находившего на достаточно большом расстоянии от торгового центра, указанного в показаниях сотрудников-свидетелей, специалисту и было поручено выяснить, говорит ли мой подзащитный правду. Результаты опроса показали, что ответы на вопросы о количестве лиц, которые участвовали в его задержании и месте задержания, правдивы и соответствуют его показаниям. ₽ Автоподбор от 15 300 руб. под ключ! Профессиональный подбор авто под ключ. Быстро и безопасно. От 15 300 руб. Узнать больше os-cars.ru Следователь вначале не хотел приобщать заключение специалиста по нашему ходатайству к уголовному делу. Однако, после нашей жалобы прокурору в порядке ст.124 УПК РФ решение о приобщении представленного нами доказательства все-же было принято. Однако, вместе с тем следователю его руководством  было поручено повторно обследовать Л., но уже специалистами Управления внутренних дел. Что и было сделано. Повторный опрос другим специалистом на другом полиграфе полностью подтвердил вывод первого специалиста. К слову сказать, сотрудники полиции, участвовавшие в задержании Л. от аналогичной проверки на «детекторе» лжи отказались. Учитывая полученные результаты, а также то, что на пакете с изъятом из кармана брюк обвиняемого следов его папиллярных узоров (отпечатков пальцев) не оказалось, было принято решение о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Л. Однако, откуда взялся в его кармане пакет с наркотиком на самом деле никто выяснять не стал. Сам же обвиняемый не захотел никуда жаловаться, «радуясь», что вся эта история закончилась для него «легким испугом». Однако радость его была преждевременной. Его «разработка» продолжилась. Примерно через месяц, сотрудники милиции в доме его матери, где он иногда бывал,  при «обыске» снова «изъяли» из кармана брюк героин – уже около 6 граммов. Однако и в этом случае принадлежность данного наркотика Л. доказать не представилось возможным.  Уголовное дело было возбуждено по факту обнаружения наркотического средства, однако, до сих пор находится в списке «нераскрытых». Читайте также:  Как стать прокурором или судьей Однако еще примерно через месяц его снова задержали на одной из автомобильных стоянок и снова «подбросили» героин – и теперь почти 10 граммов. Это раз оказался для него роковым – он все таки был осужден к лишению свободы на 7 лет, но это, как говорит Леонид Каневский «совсем другая история». В первый и второй раз моему подзащитному повезло, как повезло и журналисту Голунову, которого мы упоминали в самом начале повествования. А сколько таких, которым не повезло, и они отбыли или отбывают наказания за преступления, которых на самом деле не совершали, а стали «жертвами» так называемой «палочной» системы в работе правоохранительных органов. Из года в год руководители силовых ведомств обещают изменить ситуацию, но не могут этого сделать (или не желают).

0